Глобальная проблема сохранения мира

Проблема войны и мира волновала человечество на протяжении всей его истории. В XXв. и особенно во второй его половине – после изобретения ядерного оружия и баллистических ракет – она превратилась в глобальную проблему, причем проблему № 1. В конце XXв. острота ее несколько спала и проблему сохранения мира, разоружения и предотвращения новой мировой войны стали относить к числу более «рядовых» глобальных проблем. Но по большому счету это не совсем так.

К истории вопроса. Холодная война. За всю историю человечества были только отдельные периоды, когда где-либо на Земле не велись международные или гражданские войны. По имеющимся данным в войнах и конфликтах XVIв. погибли 1,6 млн.человек, XVIIв. – 6,1 млн., XVIIIв. – 7 млн., XIXв. – более 19 млн. Но, как хорошо известно, XXв. принес несравнимо большие потери – 110 млн.человек. Из них во время Первой мировой войны (1914-1918), в которой участвовали 38 государств, погибло 9,5 млн. и Второй мировой войны (1939-1945), в которой участвовали 72 государства, — 62 млн., из которых по официальным данным 27 млн. составили потери Советского Союза. 70-летие с момента начала этой войны было отмечено 1 сентября 2009г. А 6 августа 1945г. американский бомбардировщик Б-29 сбросил на японский город Хиросиму атомную бомбу «Малыш», что ознаменовало начало атомного века с его угрозой уничтожения целых стран.

Затем наступил период холодной войны между капиталистическим Западом и коммунистическим Востоком, продолжавшийся, как принято считать, с 1946 по 1989гг. Это было время военно-политического, экономического и идеологического противостояния двух мировых общественных систем и в особенности двух возглавлявших их сверхдержав – Советского Союза и Соединенных Штатов. Их взаимоотношения в этот период основывались на концепции ядерного сдерживания, которое в свою очередь базируется на постулате, гласящем, что в случае нанесения противником первого удара, обороняющаяся сторона должна быть способна нанести ответный удар, в результате которого у противника будут неприемлемые для него потери. Иными словами: «кто стреляет первым, тот умирает вторым». Страшно даже подумать, что к концу 80-х гг. США и СССР имели по 10-12 тыс. боезарядов в стратегических и по 25-40 тыс. в тактических ядерных силах. К счастью, до ядерного конфликта дело не дошло, хотя такая угроза возникала во время Карибского кризиса 1962г. Да и в 80-е гг. на Европу были нацелены советские ракеты средней дальности СС-20, а против нашей страны были развернуты американские «Першинги». Старшее и даже среднее поколение россиян, наверное, еще помнят советские песни того времени: «Хотят ли русские войны», «Бухенвальдский набат», «Солнечный круг» и др.

Нельзя забывать и о том, что острые противоречия времен холодной войны во многих случаях вылились в локальные войны – хотя и не ядерные, но длительные и кровопролитные. Это, например, Корейская война (1950-1953), в которую оказались втянутыми США и их союзники, СССР, Северная Корея, КНР. Она стоила жизни по крайней мере 2 млн. корейцев. Это также Вьетнамская война (1957-1975), которая началась как внутренний конфликт между Северным и Южным Вьетнамом, а после вмешательства США приобрела международный характер. Соединенные Штаты проиграли эту войну, потеряв 56 тыс. своих военнослужащих; в Вашингтоне есть памятник-мемориал, где все они перечислены поименно. В 1979-1989гг. главной ареной военного противостояния двух сверхдержав стал Афганистан, в который для поддержания народно-демократической власти был введен т.н. ограниченный контингент советских войск, потерявший во время этой кампании 14 тыс. солдат и офицеров. Афганскую войну обычно характеризуют как своего рода последний аккорд холодной войны. А символами ее окончания, наряду с выводом советских войск из Афганистана, стал вывод их с территории Германии и разрушение Берлинской стены. Все эти события непосредственно связаны с приходом к власти в СССР М.С.Горбачева и возобладанием нового политического мышления. С другой стороны, нельзя не учитывать того, что холодная война и стремление во что бы то ни стало сохранить военный паритет с США изматывали СССР, отвлекая на гонку вооружений государственные ресурсы, которые могли бы быть использованы для улучшения жизни людей. Нельзя закрывать глаза и на то, что именно поражение Советского Союза в холодной войне привело сначала к распаду мировой социалистической системы и самороспуску Организации Варшавского договора (ОВД), а затем и к развалу СССР.

Угроза мировой ядерной катастрофы в период холодной войны была столь велика, что заставила ядерные державы как-то застраховаться и заключить несколько важных договоров. Так, еще в 1963г. СССР, США м Великобритания подписали договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, космическом пространстве и под водой. В 1968г. был заключен договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Он касался пяти «изначальных» ядерных держав, т.е. государств, которые изготовили и применили ядерное оружие до середины 1967г., т.е. США (первое применение в 1945г.), Советского Союза (первый взрыв в 1949г.), Великобритании (1952), Франции (1960) и Китая (1964). ДНЯО обязывал эти державы не передавать неядерным странам ядерное оружие и не помогать им в его производстве и приобретении. В дальнейшем к этому договору присоединилось большинство стран мира.

К этим важнейшим международным соглашениям необходимо добавить двухсторонний договор между СССР и США об ограничении систем противоракетной обороны (ПРО), подписанный в 1972г. в Москве Л.И.Брежневым и Р.Никсоном. В соответствии с этим договором США и СССР обязались не развертывать системы ПРО на территории своих стран и не создавать основу для такой обороны. Договор был заключен на неопределенный срок, но с правом выхода из него каждой из сторон.

Разрядка международной напряженности. После окончания холодной войны началось постепенное потепление международного политического климата, былая напряженность отношений пошла на убыль. Идея вступления человечества в новый, мирный этап своего развития начала пробивать себе дорогу и становиться господствующей в международных отношениях. Словом, наступила заметная политическая разрядка. Угроза военного столкновения СССР и США стала гораздо меньшей, а отношения между ними перешли в разряд стратегического партнерства. Парижская хартия для новой Европы, принятая в 1990г., сулила ей переход к эпохе мира, демократии и единства. Это были большие завоевания, ставшие своего рода плацдармом для осуществления еще более трудной задачи – перехода к военной разрядке, т.е. к реальному разоружению. По мнению М.С.Горбачева поворотным пунктом в окончании холодной войны послужила его встреча с президентом США Р.Рейганом в Рейкьявике в октябре 1986г., после которой советско-американская гонка вооружений действительно пошла на убыль (рис. 1), а между двумя странами вскоре был заключен целый ряд двухсторонних договоров, способствовавших военной разрядке.

При этим в первую очередь речь идет о Договоре СНВ-1, который был подписан М.С.Горбачевым и Дж.Бушем-старшим в 1991г., а вошел в действие в 1994г. Этот Договор не просто регулировал совместные действия СССР и США в области ядерного разоружения, а означал принципиальный сдвиг в ограничении и сокращении стратегических наступательных вооружений обеих стран. Он предусматривал сокращение носителей ядерного оружия до 1600 единиц с каждой стороны, а ядерных боеголовок – до 6 тыс. и устанавливал меры контроля за выполнением этой программы. Продолжением его стал подписанный президентами России и США в 1993г. Договор СНВ-2, намечавший сокращение ядерных боезарядов обеих сторон до 3000-3500. А в 2002г. за ними последовал Договор о сокращении стратегических наступательных потенциалов (СНП), согласно которому, Россия и США обязались до конца 2012г. уменьшить число своих ядерных боеголовок до 1700-2000 с каждой стороны. Фактически к ним примыкает и заключенный между двумя странами в конце 1987г. Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, предусматривавший уничтожение в течение трех лет всех ракет этого класса и устанавливавший запрет на их производство. В 1991г. он был выполнен. Вполне уместно упомянуть и о некоторых международных договорах этого периода. Например, о Договоре о всеобъемлющем запрещении испытаний ядерного оружия (ДВЗЯИ) от 1996г.

С переходом к военной разрядке человечество озаботилось также ликвидацией других видов оружия массового уничтожения (ОМУ). Была принята всеобъемлющая Конвенция о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и его уничтожении. Эта Конвенция прямо касалась 25 стран, располагавших таким оружием, но самую трудную задачу ставила перед Россией, на долю которой приходилось около 40% мировых запасов химического оружия. К началу 2012г. это оружие должно быть уничтожено на всей планете. Была принята также Конвенция о запрещении биологического оружия.

Военная разрядка затронула и сферу обычных вооружений. Наиболее ярким примером этого может служить Договор об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ), заключенный еще в 1990г. между странами НАТО и ОВД и считавшийся краеугольным камнем европейской безопасности. В основе ДОВСЕ лежала простая идея – выровнять наступательные потенциалы двух противостоящих друг другу союзов и с помощью мер взаимного контроля не допустить возможность наращивания обычных вооружений и личного состава армий этих союзов, а также возникновение крупномасштабного конфликта на пространстве от Атлантики до Урала. Однако после распада Советского Союза, роспуска ОВД, а затем вступления бывших союзников СССР в НАТО в Европе возникла принципиально иная военно-политическая ситуация. Потребовалось целых семь лет, чтобы западные партнеры России дали свое согласие на модернизацию устаревшего договора и подписали в 1999г. соглашение об адаптации ДОВСЕ.

Несмотря на многие политические и юридические трудности, нельзя отрицать того, что в 90-е гг. разрядка благотворно сказалась на всей международной обстановке. За это десятилетие военное производство в ведущих странах Запада несколько сократилось, а в России в условиях политического и экономического кризиса уменьшилось в 10 раз. Торговля вооружениями и военной техникой сократилась почти в 2 раза. Мировые военные расходы тоже снизились с почти 1100 млрд. долл. в 1988г. до 700 млрд. долл. в 1998г. А главное – были перенацелены западные и российские ракеты и жители западных стран перестали бояться того, что на их головы вот-вот обрушится «кузькина мать» (так Н.С.Хрущев называл советскую атомную бомбу).

Новые угрозы безопасности. В начале XXIв. на многих направлениях борьбы за мир и разоружение обстановка снова стала ухудшаться. Обнаружилось, что – по образному выражению В.В.Путина – холодная война оставила новому веку свои «неразорвавшиеся снаряды». Этот комплекс новых угроз безопасности был связан прежде всего со стремлением республиканской администрации США к осуществлению модели однополярного мира и, соответственно, к подрыву нормальных отношений с Россией, с нежеланием понять ее озабоченность подобными действиями. И результаты этой политики не замедлили сказаться – прежде всего в том, что гонка вооружений возобновилась с новым размахом. Фактор силы снова стал доминировать в международных отношениях. Возродилась и тенденция расширения в мире конфликтного пространства. В частности, сохранились, а в ряде случаев возникли новые очаги противостояния между Россией и США. И все это можно доказать на конкретных примерах.

Во-первых, несмотря на общее улучшение ситуации, угроза применения ядерного оружия еще продолжает сохраняться. При этом надо учитывать, что Договоры СНВ-2 и СНП фактически так и не вступили в действие, а Договор СНВ-1 американская сторона выполняла с нарушениями. В России, как и было договорено, подлежащие уничтожению боеголовки и первые ступени ракет честно разбирали или пускали под нож, а в США складировали, создавая резервный (т.н. возвратный) потенциал. В результате ядерные арсеналы США и России, на которые приходится от 90 до 95% мирового арсенала (10-11 тыс. боеголовок) остаются еще очень большими. По данным российской печати в 2009г. на шахтных пусковых установках, атомных подводных лодках и стратегических бомбардировщиках США имели 5000-5900, а Россия 3000-3900 боеголовок. Кроме того, эксперты СИПРИ утверждают, что страны «атомного клуба», уничтожая или консервируя свои ядерные потенциалы, продолжают разрабатывать новые виды ядерных вооружений еще большей мощности. Они же отмечают, что если в годы холодной войны ядерное оружие в основном имело характер сдерживающего фактора в развязывании третьей мировой войны, то ныне некоторые политики и военачальники не исключают возможности его боевого применения.

Наиболее яркий пример такого рода – США, где о возможности применения ядерного оружия заговорили сразу же после прихода к власти администрации Дж.Буша-младшего. Уже тогда была декларирована возможность нанесения упреждающих ядерных ударов по странам, которые США относят к т.н. «оси зла» — Ливии, Сирии, Ираку, Ирану, Северной Корее. Позднее такая угроза наиболее реально нависла над Ираном. Более того, в американской печати появились материалы, призывающие к нанесению «разоружающего удара» по России. При этом нужно учитывать, что подлетное время американских баллистических ракет морского базирования «Трайдент» и «Минитмен-3» от побережья США до России составляет 15-20 и 25-35 минут соответственно.

Не менее впечатляюща и мировая статистика ядерных взрывов, которые продолжаются и после окончания холодной войны. Согласно этой статистике, в 1945-2008гг. США произвели 1123 таких взрыва, Россия – 982, Франция – 210, Китай – 48, Великобритания – 46. Что же касается географии этих взрывов, то в США полигонами для них обычно служили пустыня Невада в этой стране, атолл Бикини и другие атоллы и острова Тихого океана, для СССР – Новая Земля, полигоны под Семипалатинском и в Капустином Яре (Астраханская обл.), для Франции – острова Полинезии и Алжир, для Великобритании – Австралия и острова Тихого океана, для Китая – район оз. Лобнор на западе этой страны. При этом нельзя забывать еще о двух отягчающих обстоятельствах: о том, что американский сенат отказался ратифицировать Договор о всеобщем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ) и о том, что администрация Дж.Буша-младшего не выказывала намерений работать над новым договором об СНВ.

Во-вторых, несмотря на заключение ДНЯО, который подписали уже более 180 стран, продолжается распространение ядерного оружия. Еще в 1974г. свое «мирное ядерное устройство» (не без помощи Китая) на полигоне в Раджастхане испытала Индия. После этого премьер-министр Пакистана З.А.Бхутто произнес свою знаменитую фразу: «Мы сделаем свою собственную бомбу, даже если нам придется есть землю». И в том же году Пакистан (не без помощи США) не только изготовил такую бомбу, но и провел ее испытания. И Индия и Пакистан, не присоединившиеся к ДНЯО, игнорировали требование Совета Безопасности ООН о прекращении программ разработки ядерного оружия. Теперь они обладают полным ядерным циклом и арсеналом в 60-70 ядерных боезарядов каждая. С 80-х гг. (тоже не без помощи США) свою атомную бомбу заимел Израиль, хотя он никогда в ее наличии не признавался. Во второй половине 90-х гг. восьмой ядерной державой стала Северная Корея. Нарушив свои обязательства по ДНЯО и категорический запрет Совета Безопасности ООН, она начала проводить испытания ядерного оружия и запуск баллистических ракет. Обстановка особенно осложнилась в 2009г., когда в КНДР была испытана ядерная боеголовка мощностью около 20 килотонн (т.е. равноценная по силе бомбе, сброшенной в 1945г. на Хиросиму) и одновременно были заморожены переговоры о безъядерном статусе Корейского полуострова. Более того, Пхеньян объявил о выходе из соглашения 1953г. о перемирии с Сеулом и пригрозил нанести по Южной Корее «сокрушительный удар возмездия». Так последний сталинистский режим на планете стал угрожать всему миру.

Кроме этих фактически ядерных держав, выделяется еще группа т.н. пороговых стран, состав которых со временем менялся. Начиная с 70-х гг. свои ядерные программы имели ЮАР, Бразилия и Аргентина, Ливия, Алжир, Египет, Турция, Южная Корея, Тайвань, Япония. Но в наши дни внимание всего мирового сообщества приковано прежде всего к Ирану, разработавшему и осуществляющему собственную ядерную программу, которая по мнению Совета Безопасности ООН и Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) носит не только мирный, но и военный характер. Наиболее резкий протест эта программа вызывает у США, которые уже не раз угрожали Ирану санкциями – вплоть до военного вмешательства.

Можно добавить, что по данным МАГАТЭ ныне на АЭС в 30 странах мира работают 440 атомных реакторов, причем до 2030г. их суммарная мощность может увеличится вдвое. Проконтролировать какие из этих стран развивают военные технологии в атомной сфере очень трудно, но по мнению того же МАГАТЭ речь может идти о 20-30 странах, способных довольно быстро трансформировать их в производство оружейного плутония.

В-третьих, не полностью оправдались надежды, возлагавшиеся на Договор по ПРО. В 2002г. США в одностороннем порядке вышли из этого Договора, посчитав, что содержащиеся в нем ограничения ставят под угрозу их национальную безопасность, а точнее – не смогут защитить их территорию от случайных или единичных запусков ракет, в первую очередь со стороны Ирана и Северной Кореи. Реакция на этот шаг со стороны России была относительно сдержанной. Но последовавшее вскоре решение разместить в Восточной Европе элементы американской ПРО – радиолокационную станцию в Чехии и 10 ракет-перехватчиков в Польше – повлекла за собой крайне жесткие ответные меры с российской стороны. Еще при президенте В.В.Путине Россия продлила сроки службы межконтинентальных баллистических ракет, увеличила их число и начала модернизацию своих стратегических ядерных сил, включая их способность к преодолению американской ПРО. Хотя одновременно Москва предложила Вашингтону решить проблему военной угрозы в Европе с привлечением самих европейских стран, а также выразила готовность делиться всей необходимой информацией с двух своих южных РЛС (в Армавире и азербайджанской Габале), расположенных гораздо ближе к Ирану. При президенте Д.А.Медведеве было объявлено об отказе от снятия с боевого дежурства трех ракетных полков и расформирования ракетной дивизии и о такой возможной ответной мере как размещение в Калининградской области ракетного комплекса «Искандер».

Хотя США и убеждали, что создание третьего позиционного района ПРО в Польше и Чехии (первые два находятся на Аляске и в Калифорнии) России никак не угрожает, согласиться с этим было невозможно. Трудно было поверить, что с Чешской РЛС будет что-то видно в Иране, а вот всю территорию Европейской России вплоть до Урала она действительно могла бы просматривать. В принципе решение о создании ЕвроПРО противоречило всем заявлениям о партнерстве между двумя странами и почти через 15 лет после окончания холодной войны возвратило их к прежней модели ядерного сдерживания, к подрыву стратегической стабильности. Оно вызвало серьезный политический кризис, став своего рода «моментом истины» для Москвы и Вашингтона.

В-четвертых, обострилась обстановка вокруг Договора об обычных вооружениях в Европе (ДОВСЕ), который часто называют краеугольным камнем европейской безопасности. Как уже было отмечено, адаптированный к новым геополитическим реалиям текст этого Договора был подписан заинтересованными странами еще в 1999г. Но с тех пор его ратифицировали только страны СНГ – Россия, Украина, Белоруссия и Казахстан, тогда как ни одна из стран Запада не сделала этого под надуманным предлогом, что Россия не выполнила обещания вывести свои военные базы из Грузии и Приднестровья. В результате такого бойкота со стороны НАТО, и прежде всего восточных восточноевропейских членов этого блока, этот Договор фактически лишился не только своей юридической силы, но и политического смысла. Дело в том, что к 2006-2007гг. военно-политическая ситуация в Европе сильно изменилась и стратегический паритет между Россией и НАТО оказался нарушенным. Во всяком случае по мнению военных экспертов по обычным вооружениям страны НАТО стали превосходить Россию примерно в 3 раза. А ведь согласно ДОВСЕ они могут наращивать свои вооружения в Европе до 26 тыс. танков, 40 тыс. бронемашин, 25 тыс. артсистем, 8300 боевых самолетов. В такой ситуации Россия в конце 2007г. приостановила свое участие в ДОВСЕ и, следовательно, отказала членам альянса в возможности инспектировать свои воинские части. Это было сделано не столько для того, чтобы поставить ДОВСЕ под сомнение, сколько для того, чтобы Договор наконец-то стал выполняться всеми его участниками. В какой-то мере мораторий на ДОВСЕ был и ответом на решение США разместить свою систему ПРО в Восточной Европе.

В-пятых, в начале XXIв. снова стали возрастать военные расходы, которые намного превысили уровень времен холодной войны. Достаточно сказать, что в 2004г. во всем мире они превзошли 1 трлн.долл., в 2006г. – 1,2 трлн., в 2007г. – 1,3 трлн., а в 2008г. – 1,4 трлн.долл. Это означает, что на военные нужды идет 2,4% мирового валового продукта, а если разложить потраченную на оружие сумму на каждого жителя планеты, то она составит 217 долл. – в 1,5 раза больше, чем пять лет назад. В том числе на страны НАТО приходится 2/3 всех мировых военных расходов, а представление о десяти ведущих странах может дать следующая таблица:

Таблица 1

Первые десять стран с самыми большими военными расходами (2008 г.)

Страна Расходы,

млрд.долл.

Доля в

мировых

расходах %

Страна Расходы,

млрд.долл.

Доля в

мировых

расходах %

США 607,0 41,5 Германия 46,8 3,2
Китай 84,9 5,8 Япония 46,3 3,2
Франция 65,7 4,5 Италия 40,6 2,8
Великобритания 65,3 4,5 Саудовская Аравия 38,2 2,6
Россия 58,6 4,0 Индия 30,0 2,1

Из таблицы следует, что только на первые десять стран приходится ¾ всех мировых военных расходов. Но внеконкурентное первое место среди них занимают США. Можно добавить, что на 2010 г. конгресс этой страны уже выделил Пентагону более 680 млрд.долл. А войны в Ираке и Афганистане уже обошлись США более чем в 900 млрд.долл. Что же касается доли военных расходов в ВВП, то она наиболее велика в Северной Корее (43%), Саудовской Аравии и Израиле (8-9%). В США и России она составляет 3-4%, в Германии – 1,5%.

В-шестых, снова начала набирать обороты торговля вооружениями и военной техникой (ВВТ). Всего за несколько последних лет она выросла более чем вдвое, а мировой экспорт ВВТ еще в 2006г. достиг 45 млрд.долл., превзойдя показатели времен холодной войны. Несмотря на резкое обострение конкуренции, ведущие позиции на этом рынке продолжает удерживать небольшая группа стран. По данным СИПРИ в 2006-2007гг. в пятерку главных экспортеров входили США (31%), Россия (25%), Германия (10%), Франция (9%) и Великобритания (4%). Таким образом, эти пять стран обеспечивают примерно 4/5 всего мирового экспорта ВВТ. А вот в пятерку главных импортеров входили Китай, Индия, ОАЭ, Греция и Южная Корея.

Как и можно было ожидать, главными конкурентами на мировом рынке ВВТ выступают США и Россия. В списке получателей вооружений и военной техники из США фигурируют десятки стран, но главные из них – страны арабского Востока, Израиль, а в последнее время и Грузия. Позиции России также можно оценить как весьма прочные. Достаточно сказать, что в 2000-2009г. ее военный экспорт вырос с 3,7 до 8,5 млрд.долл. и к тому же общий портфель заказов превышает 30 млрд.долл. По линии ВВТ Россия имеет торговые связи с 72 странами мира. Главными ее партнерами в этой области являются Китай и Индия, в последние годы к ним добавилась Венесуэла. Но к традиционным получателям российских вооружений следует отнести также Индонезию, Пакистан, Малайзию, Турцию, Кипр, Сирию, Ливию, Алжир, Южную Корею. В экспорте российских вооружений примерно половина приходится на самолеты и вертолеты, затем следуют средства ПВО, танки и бронетранспортеры, стрелковое оружие.

Можно добавить, что в условиях финансово-экономического кризиса 2008-2009гг. экспорт ВВТ приобрел немалое экономическое значение. Ведь по совокупным валютным поступлениям он занимает второе место после экспорта нефти и природного газа. Но, что особенно важно, является не сырьевым, а высокотехнологичным.

В-седьмых, после некоторого сокращения численный состав вооруженных сил стран мира снова начал возрастать. В наши дни наиболее крупными по численности регулярными войсками обладают Китай (2,25 млн.), США (1,5 млн.), Индия (1,3 млн.), Россия (1,2), КНДР (св. 1 млн.). Более 0,5 млн. солдат и офицеров насчитывают регулярные войска Южной Кореи, Пакистана, Ирана и Турции. А армии численностью от 100 до 500 тыс. имеют 37 стран, среди которых не только великие державы (Франция, Германия, Япония, Великобритания, Италия) и ключевые развивающиеся страны (Бразилия, Мексика), но и многие гораздо более отсталые государства (Бангладеш, Мьянма, Эфиопия, Эритрея). К тому же некоторые из перечисленных выше стран в случае необходимости способны призвать в стой миллионы резервистов. И это тоже создает косвенную угрозу миру.

В-восьмых, особую опасность для дела мира представляют собой военные базы США на территориях других государств. США имеют около 700 больших и малых военных баз на территории более чем 100 стран. В Европе свой наибольший воинский контингент (65 тыс.) США держат в Германии, за которой следуют Великобритания и Италия (по 10 тыс.). Однако военные базы есть также в Норвегии, Дании, Бельгии, Нидерландах, Франции, Испании, Португалии, Греции, а в последнее время появились в Венгрии, Румынии, Боснии и Герцеговине, Молдавии. Сходное положение и в Азии, где США на постоянной основе держат по 20-30 тыс. своих военнослужащих в Японии и Южной Корее, а крупные военные базы имеют в Турции, Саудовской Аравии, ОАЭ и некоторых других странах. Войска США составляют также основу коалиционных сил, воюющих в Ираке (140 тыс.) и Афганистане (более 100 тыс.). В американские военные базы превращены и многие острова Азиатско-Тихоокеанского региона.

В-девятых, нельзя недоучитывать угрозу милитаризации космического пространства. Пока в космосе нет ни размещенного оружия, ни острого соперничества держав за военное превосходство. Но стремление США к такому превосходству налицо. Еще в разгар холодной войны, в 1983г., президент США Р.Рейган выдвинул программу стратегической оборонной инициативы (СОИ), которая угрожала человечеству «звездными войнами». Планы выведения в космос ударных сил ПРО существуют в США и сегодня. По мнению России милитаризация космоса может спровоцировать непредсказуемые для мирового сообщества последствия – не меньшие чем начало ядерной эры. Поэтому в 2008г. на международной конференции ООН по разоружению Россия вместе с Китаем представила совместный проект международного договора, направленного на предотвращение милитаризации космоса. Но все усилия снова упираются в непробиваемую стену – США, которые явно рассчитывают на то, что превращение космического пространства в военную сферу позволит им безраздельно господствовать в мире. Поэтому и в составе вооруженных сил России в начале XXIв. были созданы в качестве особого вида войск космические войска.

В-десятых, нельзя недоучитывать возможностей появления в XXIв. совершенно новых видов оружия массового уничтожения. В эту группу входят: геофизическое оружие, которое может вызывать стихийные бедствия, метеорологическое оружие, способное вызывать ливни в заданных районах, озоновое оружие, разрушающее озоновый слой земной стратосферы, радиочастотное оружие воздействующее на человека и технические объекты с помощью мощного электромагнитного импульса, а также лазерное, акустическое, генетическое, психотропное и другие новые виды оружия – вплоть до сброса астероидов с орбиты. Надо ли говорить о том какую угрозу для человечества они представляют.

Разумеется, что к числу угроз международной безопасности следует отнести и «горячие точки» нашей планеты – региональные и локальные конфликты, о которых мною уже было рассказано в специальной статье.

Отношения России и НАТО. Новые меры безопасности.

Организация Совероатлантического договора (НАТО)была создана в 1949 году, в составе 11 стран-членов и с тех пор расширялась шесть раз. В начале 2010г. в нее входят уже 28 стран и еще четыре дожидаются своей очереди на прием. После окончания холодной войны отношения между Россией и НАТО стали постепенно налаживаться. В 1994г. была принята программа «Партнерство ради мира», с 2002г. существует Совет Россия – НАТО. Но и при этом избежать конфликтных ситуаций не удавалось. Достаточно вспомнить войну НАТО в Югославии (1999), военную операцию в Ираке (начатую в 2002г.), объявление независимости Косово (2008), осуществленные в одностороннем порядке без санкции Совета Безопасности ООН, когда НАТО присвоило себе функции «мирового жандарма». Проявление жесткой политики НАТО во главе с США по отношению к России прослеживается и в таких акциях как решение о развертывании в Европе третьего позиционного района ПРО, отказ от ратификации ДВЗЯИ и адаптированного ДОВСЕ. Едва ли не главным провоцирующим фактором, снижающим уровень взаимного доверия России и Запада в последние два десятилетия стало расширение НАТО на восток. Еще в ходе переговоров об объединении Германии и США, и страны Европы заверяли СССР, что НАТО не будет расширяться на восток за счет ОВД и Балтии. Когда же такое расширение началось, последовали заверения в том, что оно никак не направлено против России и преследует только цель «расширения демократии». А реальность такова, что теперь уже почти все страны Восточной Европы вошли в состав НАТО (рис. 2), так что военная инфраструктура блока приблизилась к нашим границам. К тому же на территории большинства стран этого субрегиона уже созданы военные базы НАТО. Все это явилось результатом политики администрации Дж.Буша-младшего по установлению особо тесных связей с т.н. новой Европой – бывшими соцстранами, принятыми в НАТО и Евросоюз. Именно эти государства часто обеспечивали Вашингтону политическую поддержку, которой ему не всегда удавалось добиться от «старых европейцев» — таких как Германия и Франция. Геополитическая обстановка еще более усложнилась после того, когда встал вопрос о включении в альянс Украины и Грузии, что в России было расценено как серьезная политическая провокация.

Но и это еще не все. Нельзя не учитывать и того, что после распада СССР и в особенности после террористических актов в США в 2001г. и начала операции «Несокрушимая свобода» против «Аль-Каиды» в Афганистане военно-политическое руководство НАТО стало уделять повышенное внимание странам Центральной Азии, которые вошли в Совет североатлантического сотрудничества и программу «Партнерство ради мира». Эти страны, традиционно находившиеся в сфере влияния СССР и России, стали получать большую финансовую помощь от США, на территории Узбекистана и Киргизии появились американские военные базы. Ясно, что все эти меры были направлены на то, чтобы ослабить позиции России в этом стратегически важном и богатом ресурсами регионе.

В результате отношения России и НАТО никогда не отличались особенной теплотой, если это и была дружба, то явно холодная дружба. Но пятидневная война на Кавказе в августе 2008г. их еще более осложнила, вызвав новую волну разногласий и взаимных демаршей. НАТО заморозила официальные контакты по линии Совета Россия – НАТО и намеченные совместные военные мероприятия, было снова отложено вступление России во Всемирную торговую организацию (ВТО).  Россия тоже прекратила свое военное сотрудничество с альянсом. Более того, сразу же после югоосетинского конфликта началась «игра мускулами». В Грузии были проведены совместные с США военные учения, в Черном море появились американские военные корабли. Со своей стороны, Россия организовала полет бомбардировщиков ТУ-160 в Венесуэлу, поход своих военных кораблей в Карибское море, провела совместно с Белоруссией крупные военные учения. Но все-таки втянуть Россию и НАТО в прямой военный конфликт М.Саакашвили не удалось. Предсказания о начале новой холодной войны тоже не сбылись. Тем не менее в ответ на угрозы своей безопасности Россия в 2008-2009гг. была вынуждена принять ряд ответных мер – военно-политических, военных и дипломатических.

Среди военно-политических мер необходимо прежде всего отметить принятие в мае 2009г. «Стратегии национальной безопасности России до 2020г.» — нового базового документа, определяющего деятельность нашей страны в этой важнейшей сфере. Главный принцип стратегии можно определить так: надежное обеспечение безопасности государства возможно только через устойчивое социально-экономическое развитие страны. В ноябре того же года Д.А.Медведев утвердил «Концепцию противодействия терроризму в России». Была продолжена работа над новым федеральным законом «О безопасности» и военной доктриной.

К этой же группе мер следует отнести дальнейшее укрепление Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), которая образует своего рода военно-политический костяк СНГ; в нее входят Россия, Белоруссия, Казахстан, Армения, Киргизия, Таджикистан и Узбекистан. В 2009г. страны ОДКБ приняли решение о создании Коллективных сил оперативного реагирования (КСОР) – высокомобильных и оснащенных по последнему слову военной техники. КСОР рассматриваются как универсальный силовой потенциал, способный решать задачи по урегулированию военных и политических конфликтов, проводить специальные операции по силовому пресечению террористических атак, экстремистских действий, перекрытию каналов наркоторговли и других проявлений организованной преступности – в особенности на южных рубежах стран ОДКБ. Кроме того, заключены соглашения о создании российских военных баз в Таджикистане и Киргизии. Готовится также создание единой системы ПРО России и Белоруссии. Можно упомянуть и о том, что в 2009г. страны Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), в состав которой входят не только пять стран СНГ во главе с Россией, но также Китай и еще четыре страны Азии, также приняла план, предусматривающий проведение ряда многосторонних и двухсторонних учений, в основном антитеррористической направленности.

Далее, речь может идти о военных мерах, которые в свою очередь подразделяются на военно-организационные и военно-экономические. Под военно-организационными мерами следует прежде всего понимать уже начавшуюся реформу Вооруженных сил России, которая должна быть завершена до 2016г. Эта реформа представляет собой целостный и комплексный план радикальных преобразований. Первый этап реформирования армии был завершен уже к декабрю 2009, — численность Вооруженных сил была уменьшена с 1,2 до 1 млн.человек. Структура их, сохранявшаяся со времен реформ маршала Г.К.Жукова (1956-1957), тоже меняется очень сильно. Вместо дивизионно-полковой структуры основой сухопутных войск станет бригада. Уменьшится до 15% число офицерских должностей (ныне на них приходится 32%). Зато их материальное обеспечение значительно улучшится, а денежное довольствие возрастет в несколько раз. Подобная прибавка выведет наши Вооруженные силы на уровень шести лучших армий мира и сделает военную службу престижной. Да и сама армия станет профессиональной. Все эти меры направлены на то, чтобы наша армия из строевой стала боевой, чтобы все ее части и соединения превратились в хорошо укомплектованные и обученные силы постоянной готовности. В самом конце 2009 Госдума и Совет Федерации предоставили Президенту страны право принимать решение об использовании Вооруженных сил за пределами страны. Необходимость этой меры была вызвана событиями в Южной Осетии в августе 2008г.

Под военно-экономическими мерами нужно понимать сохранение мощного оборонно-промышленного комплекса (ОПК), который должен обеспечить армию и флот новейшими видами вооружений и военной техники. Масштабное перевооружение армии и флота начнется уже в 2011г. В итоге к 2016г. Современные ВВТ должны составить не менее 30% имеющихся, а к 2020г. – от 70 до 100%.

Что же касается конкретных видов новых вооружений, то из наших СМИ можно узнать о них довольно много. Конечно, в первую очередь речь идет о Ракетных войсках стратегического назначения (РВСН). Эти войска, уже имеющие на вооружении 120-тонную ракету «Воевода» (на Западе ее называют «Сатана»), оснащаются современными шахтными и мобильными ракетными комплексами «Тополь-М», которые в перспективе должны стать основой наших сил ядерного сдерживания. В отличие от всех других подобных комплексов «Тополь-М» стартует быстрее, из-за чего системы спутникового наведения противника просто не успевают его зафиксировать. А дальность его стрельбы – 10 тыс.км. Новые атомные подводные лодки типа АПЛ «Юрий Долгорукий» и «Дмитрий Донской» тоже оснащаются новой межконтинентальной баллистической ракетой. (Кстати, «Дмитрий Донской» — самая большая АПЛ в мире с водоизмещением 50 тыс.т. и длиной 172м; из-за этих циклопических размеров она попала даже в книгу рекордов Гиннесса). К этому перечню нужно добавить еще стратегический бомбардировщик ТУ-160 «Белый лебедь», скорость которого в два раза превышает скорость звука, истребители четвертого, а вскоре и пятого поколения. Примером нового оперативно-тактического оружия может служить комплекс «Искандер», способный поражать цели на расстоянии до 500 км. Войска ПВО уже приступили к замене зенитно-ракетного комплекса С-300, считающегося лучшим в мире, еще более современным комплексом С-400. а в стадии разработки уже находится комплекс С-500, который сможет обнаруживать и поражать любые воздушные цели.

Очень важно отметить, что при всем этом Россия не будет повторять опыт СССР, где в послевоенный период военно-промышленный комплекс (ВПК) оказывал поистине всеобъемлющее воздействие на все стороны жизни и экономического развития страны. Вопросы военного строительства будут решаться не в ущерб задачам развития экономики и социальной сферы.

Наконец, необходимо сказать о политико-дипломатических мерах укрепления европейской безопасности, предпринятых Россией. По мнению ее западных партнеров главной опорой безопасности в регионе является блок НАТО, но в действительности это далеко не так. Существующая архитектура европейской безопасности не уберегла этот регион от ряда острых конфликтов – таких как военные операции на Балканах, признание Косово, события на Кавказе в августе 2008г., кризис ДОВСЕ, не говоря уже о новых попытках изоляции России и возрождения идеологии «свой-чужой». Поэтому еще в середине 2008г. Президент РФ Д.А.Медведев выдвинул идею заключения Договора о европейской безопасности (ДЕБ), который юридически обязывал бы все заинтересованные страны не обеспечивать свою безопасность за счет безопасности других и не проводить разделительных линий между группами стран. По мнению Д.А.Медведева такой договор могли бы подписать страны НАТО, Евросоюза, СНГ, ОДКБ, Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), т.е. организации, уже существующие на общеевропейском пространстве. Это позволило бы сформировать единое поле безопасности для «Большой Европы», шаг за шагом восстанавливать доверие, подрыв которого лежит в основе всех проблем, восстановить понимание того, что все мы находимся «в одной лодке». Однако в НАТО считают, что вопросами ДЕБ должна заниматься ОБСЕ – довольно рыхлая структура, вряд ли способная их решать. К тому же летом 2009г. на Парламентской ассамблее ОБСЕ была одобрена резолюция, содержащая грубейшие искажения истории, отрицающая главную роль Советского Союза в победе над фашизмом и просто уравнивающая коммунизм и фашизм.

В течение всего 2009г. (кстати, в начале его блок НАТО отмечал свое 60-летие) происходил поиск компромиссов для восстановления прежних отношений между Россией и НАТО. Но только в декабре состоялось заседание Совета Россия-НАТО, ознаменовавшее собой конец «глубокой заморозки» их отношений и возобновление диалога с Западом. Стороны договорились о возобновлении сотрудничества, в том числе и военного. Генсек НАТО заявил о стремлении выстроить с Москвой стратегические отношения. Российская сторона также считает, что объединение усилий России и Североатлантического альянса может касаться тех сфер, где у них есть общие интересы. Это и борьба с международным терроризмом, и противодействие распространению оружия массового уничтожения, и борьба с организованной преступностью и незаконным оборотом наркотиков.

«Перезагрузка» в отношениях между Россией и США. К концу 2008г. и в особенности после войны на Кавказе, отношения между Россией и США резко ухудшились. Республиканская администрация Дж.Буша-младшего исходила из того, что реализация национальных интересов США может быть достигнута только путем демонстрации мускулов, применения «жесткой силы». Пришедшая ей на смену в начале 2009г. демократическая администрация Барака Обамы оказалась более прагматичной и здравомыслящей, ориентирующейся на политику «мягкой силы» (или даже «умной силы»). По мнению президента Обамы настало время нажать кнопку «перезагрузка» и пересмотреть множество направлений, по которым обе страны могли бы плодотворно сотрудничать. Во время своего первого официального визита в Москву в июле 2009г. Обама заявил, что международная система, содействующая развитию сотрудничества и уважения суверенитета каждой страны, отвечает интересам США. Он отметил, что ни одно государство не может диктовать свои условия остальным, а также не может в одиночку противостоять вызовам XXIв. Со своей стороны президент России Д.А.Медведев тоже высказался за выстраивание зрелых, прагматичных и деловых отношений между Россией и США. По его мнению, преодоление общего негативного наследия также возможно только на основе равноправия, взаимной выгоды и взаимного учета интересов. Все это означало, что период резкого охлаждения отношений между двумя странами подошел к концу, и в этих отношениях может быть открыта новая страница. При этом из многих направлений начавшейся «перезагрузки» два можно отнести к числу самых приоритетных.

Первое из этих направлений – поиск приемлемого для обеих стран решения вопроса по ПРО. Трудно поверить, чтобы Дж.Буш отказался от своего самого амбициозного проекта – ЕвроПРО. А Б.Обама отказался от размещения элементов противоракетной обороны в Чехии и Польше, что стало первым реальным проявлением «перезагрузки». Д.А.Медведев назвал это решение конструктивным шагом в правильном направлении, который будет способствовать снижению уровня ракетно-ядерной угрозы. Далее Обама – в отличие от Буша – признал неразрывную связь между оборонительными (ПРО) и наступательными (СНВ) вооружениями, что также свидетельствует о новых подходах Белого дома. Тем самым смягчился один из главных раздражителей в российско-американских отношениях. Нужно, однако, понимать, что отказ США от ПРО в Чехии и Польше не означает прекращения ими работ по созданию противоракетного щита. Речь идет лишь о корректировке планов создания глобальной системы ПРО с использованием новых технических возможностей. Американскими военными уже разработан обновленный, причем более эффективный, план создания такой системы, который рассчитан га четыре этапа. На первом этапе, до 2011г., намечено оснастить военные корабли новыми противоракетами «Стандарт-3», обеспечивающими перехват ракет средней дальности, и организовать дежурство таких кораблей в Северном и Средиземном морях. Следующие два этапа рассчитаны соответственно до 2015 и 2018гг. Они связаны с наращиванием боевых возможностей «Стандарта». Эти комплексы оснастят сначала модифицированными, а затем совершенно новыми ракетами-перехватчиками. Наконец, к 2020г. радиус их действия доведут до 1,5 тыс.км, так что они будут способны уничтожать стратегические баллистические ракеты не только на больших высотах, но и на начальном (разгонном) участке их полета. При этом затраты на такую систему окажутся в разы меньше, чем на ЕвроПРО.

Понятно, что здесь мы имеем дело со сменой тактики, а не стратегии, а новая американская система ПРО, создаваемая без участия России, по-прежнему может представлять для нее угрозу. Особенно если военные корабли с ракетами «Стандарт» задумают зайти в Балтийское, Баренцево или Японское моря. Надо учитывать и то, что к 2015г. США намечают разместить и наземные комплексы ПРО, причем среди мест такой дислокации уже названа Украина. И все это – без учета космических элементов американской ПРО. Все сказанное свидетельствует о том, что на этом направлении «перезагрузка» со стороны США означает не столько принципиальную перестройку внешней политики с видением долгосрочной перспективы, сколько тактический маневр, направленный на улучшение отношений с российской властью. Разумеется, что в этих условиях проблему ПРО еще нельзя считать решенной. Россия ожидает от американской стороны четкого разъяснения ее намерений в данной области. Это необходимо для укрепления доверия между двумя странами и принятия адекватных решений в области контроля над вооружениями и разоружения.

Второе приоритетное направление «перезагрузки» — заключение нового договора о стратегических наступательных вооружениях, взамен договора СНВ-1, срок которого истек 5 декабря 2009г. Особое значение его заключалось в том, что СНВ-1 фактически был единственным международно-правовым документом, регулирующим проверяемое сокращение стратегических ядерных сил обеих стран и поддержание их на уровне вдвое более низком, чем по окончании холодной войны. Россия еще в 2005г. обратилась к США с предложением обсудить вопрос о том, что должно прийти на смену СНВ-1. Но длительные консультации так и не привели к положительным результатам, а в августе 2008, администрация Дж.Буша вообще прекратила их с целью «наказать» Россию за конфликт на Кавказе.

С началом «перезагрузки» положение сдвинулось с мертвой точки. Во время своих встреч Д.А.Медведев и Б.Обама в принципе договорились о сокращении своих ядерных боезарядов до 1500-1675, а их носителей до 500-1100 единиц. При этом по носителям Россия настаивала на первом из приведенных показателей, а США склонялись ближе ко второму. Это объясняется постепенным «таянием» российского ракетного потенциала: если на начало 2007г. на вооружении РВСН находилось 750 носителей, то к началу 2009г. их число уменьшилось до 385. При этом российская сторона настаивала, чтобы расшифровка этих носителей, как и в Договоре СНВ-1, была более подробной: отдельно по межконтинентальным ракетам наземного базирования, баллистическим ракетам подводных лодок и ядерному потенциалу стратегических бомбардировщиков. Конечно, возникали и вопросы о возвратном ядерном потенциале, о системе контроля и другие. Но в конечном счете все они были согласованы на переговорах в Женеве, можно сказать, в рекордно короткие сроки (Договор СНВ-1 готовили три года). После неожиданного присуждения Бараку Обаме Нобелевской премии мира он явно не возражал бы подписать новый Договор об СНВ в начале декабря 2009г. Но из-за технических деталей он был подписан двумя президентами только в январе 2010г. Стороны пришли к согласию, что Россия и США смогут иметь на боевом дежурстве 800 носителей ядерного оружия с развернутыми на них 1600 боеголовками. Это очень важно с военной точки зрения, поскольку ядерные арсеналы России и США несоизмеримы по количеству ядерных боеголовок и их носителей с арсеналами других ядерных стран. Но очень важен и политический аспект Договора. Ведь одна из статей ДНЯО гласит, что ядерные страны должны стремиться к ядерному разоружению, и именно СНВ стал свидетельством того, что Россия и США движутся к этой цели. И тем самым подают хороший пример другим ядерным и «пороговым» странам.

Кроме этих двух приоритетных направлений «перезагрузки», есть и некоторые другие, которые тоже удалось продвинуть вперед. Например, между Россией и США было достигнуто соглашение о транзите через нашу страну военных грузов, техники и персонала для американских войск в Афганистане. Предполагается, что американские «Геркулесы» будут совершать несколько тысяч таких рейсов в год. Ведь в поражении талибов Россия заинтересована не меньше США.

Наряду с этим, следует признать, что еще многие вопросы взаимоотношений России и США ждут своего решения. К их числу относятся расширение НАТО на восток, затаскивание в этот альянс Украины и Грузии, сохранение дискриминационной «поправки Джексона-Вэника» — этого явного пережитка холодной войны. Конечно, война в Грузии и предоставление независимости Южной Осетии и Абхазии остаются одной из тех тем, по которой в Москве и Вашингтоне придерживаются прямо противоположных взглядов. Сохраняется и несколько различное отношение двух стран к иранской ядерной программе. Соединенные Штаты, вошедшие в конфронтацию с Ираном еще в период исламской революции 1979г. в этой стране, продолжают настаивать на устрожении санкций против нее, вплоть до силовых действий. (Характерно, что в сентябре 2009г. во время выступления президента Ирана М.Ахмадинеджада на сессии Генеральной ассамблеи ООН в Нью-Йорке, делегации США, Израиля и некоторых стран ЕС демонстративно покинули зал заседаний). Позиция России в этом вопросе более сдержана. Она выступает за контроль, но считает, что силовые действия в отношении этой страны имели бы самые негативные последствия для международной безопасности. Однако принятие Ираном в декабре 2009г. решения о строительстве 10 новых заводов по обогащению урана (в России таких заводов всего четыре) было охарактеризовано как авантюристическое, шантажирующее мировое сообщество и еще более разжигающее «войну нервов».

Заключение. В целом обстановка в мире продолжает оставаться сложной. Сохранячются такие дестабилизирующие факторы, как производство оружия массового уничтожения, возрастает уровень международного терроризма, обостряется борьба за топливно-энергетические и сырьевые ресурсы. Финансово-экономический кризис 2008-2009гг. стал сигналом к перестройке мирового экономического порядка. Остается как никогда актуальной задача формирования полицентрической международной системы, перехода к подлинно многополярному миру. Как сказал Д.А.Медведев, «миром нельзя управлять из одной столицы». Что касается военной сферы, то в ней обсуждаются две основные концепции – полного отказа от ядерного оружия и сохранения ядерного сдерживания.

Идея всеобщего ядерного разоружения не нова. В свое время ее высказывал еще Н.С.Хрущев, а после окончания холодной войны – М.С.Горбачев. Обязательство стремиться к полному ядерному разоружению приняли на себя все страны ДНЯО, заключенного более сорока лет назад. Недавно группа самых видных американских политиков снова выдвинула идею «глобального ноля», вызвавшую большой интерес во всем мире. Об этой инициативе в принципе позитивно отозвались президенты России и США. Однако при этом возникает немало вопросов. Например, о том, что будет, если США и Россия уничтожат свое ядерное оружие, но оно останется у третьих стран? И о том, что по обычным вооружениям страны НАТО, как уже говорилось, намного превосходят Россию, а США вообще обладают значительным превосходством в обычных вооружениях над любым возможным противником. Нельзя недоучитывать и того, что уже при Б.Обаме федерация американских ученых выдвинула проект «минимального сдерживания», при котором нет необходимости уничтожать сотни российских городов, пунктов военного руководства и стратегических баз. Достаточно нанести ядерные удары только по 12 промышленным центрам России, среди которых Кириши, Череповец, Нижний Тагил, Магнитогорск, Новокузнецк, Омск, Сургут, Норильск, Братск, Ангарск и некоторые другие.

Концепция ядерного сдерживания сложилась еще в годы холодной войны, особенно к концу 70-х гг., когда возникло примерное равенство двух сторон в области стратегических ядерных вооружений. В основе этой концепции лежала модель взаимного гарантированного уничтожения, которая создавала своего рода психологический барьер для высшего государственного и военного руководства. И сегодня – пусть в более мягкой форме – эта концепция не утратила своей актуальности, поскольку США и Россия пока по-прежнему находятся в состоянии взаимного ядерного сдерживания. Вот почему в новой редакции Военной доктрины России говорится о сохранении за ней статуса ядерной державы, способной осуществить ядерное сдерживание потенциальных противников от развязывания агрессии. Это является в обозримой перспективе важнейшим приоритетом нашей страны. Доктрина предусматривает также возможность нанесения превентивных ядерных ударов. Совет Федерации также предоставил Президенту РФ право в случае агрессии отдавать приказ о применении Вооруженных сил за рубежами России.

Статья опубликована: журнал «География в школе», 2010, N 4.


Добавить комментарий