К. Симонову

Снова
сплетнями тешится свет.
Они,
к сожаленью, не новы:
— Знаете,
Симонов, тот, что поэт
Влюблён
В Валентину Серову.
Подумать только!
Из-за ейных глаз
Стрелялся парень
двенадцать раз.
Была бы красива,
стройна, как лоза,
И звали
хотя б Венерою.
А у Серовой…
даже глаза
Обыкновенно такие –
серые, —
Другой добавил: —
На что велик
Маяковский,
скажи на милость!
И то у него
об Лилю Брик

Любовная лодка
разбилась, —

Промолвил третий,

не в глаз, а в бровь:

Она же ему изменила…

Симонова
тоже
сгубит любовь,
Как многих
уже сгубила. –

Но тут и я
в словесную гладь
Вмешался,
быком взъярённым:
— Да может ему
и жить,
и писать
Легче,
в неё влюблённым?

Разве это её вина?

Связавши с ним долю вдовью,

В нём
талант
родила она.
Чем же? –
— Своей любовью.

Долго вбивал им в мозги
урок,
Чтоб люди поменьше
врали,
Но снова
в ответ
скрипит тенорок:
— Знаем, товарищ, —
писали!
Послушайте, Симонов,
с глазу
на глаз,

Поверьте на честном слове.

Чтоб меньше сплетен
было про вас –
Женитесь на ней,
на Серовой.
Ваша любовь,
конечно, сложна,
А люди в часы досуга

Любят задеть:
— Она не жена…
— А кто же?
–Да так, — подруга.-
Терпенье ваше
отнюдь не вечно.
Трудно привыкнуть
к кляузам.
Как бы не стала вам
Чёрной Речкой
Наша московская
Яуза.

Пусть замолчат
завистники те,

Что с Есениным
вас ровняют.
Разве смыслят
они в красоте,
Разве в стихах
понимают?
Много друзей
у ваших стихов.
Лучше
поэта не знаю! …
Право, женитесь,
послушайтесь слов.
Я же…
ваш вкус…
одобряю.

Февраль 194… года.


Добавить комментарий