О человеческом потенциале России (с акцентом на образование)

В статье дается понятие человеческого потенциала и характеризуется его состояние в России – через призму такого международного показателя как индекс развития человеческого потенциала, который предусматривает оценку долголетия и здоровья, качества жизни людей и уровень их образования. Делая акцент на проблемы образования, автор высказывает ряд своих соображений по этому поводу.

Ключевые слова: человеческий потенциал, индекс развития человеческого потенциала (ИРЧП), продолжительность жизни, уровень (качество) жизни, черта бедности, продолжительность обучения, девальвация образования, субкультура молодежи, социализация учащихся, государственный образовательный стандарт общего образования.

Введение. В наши дни стратегическая задача долговременного социально-экономического развития России заключается в достижении такого уровня, который соответствовал бы статусу одной из ведущих мировых держав.  Выполнение этой задачи предусматривает значительный подъем благосостояния народа, изменение структуры общества в пользу среднего класса, переход от сырьевой экономики к экономике знаний и инновационному развитию, что должно повысить ее конкурентоспособность в глобализирующемся мире. Известно, что еще в 2008 г. был принят т.н. План Путина – план инновационного развития России до 2020 г., который ставит своей целью превращение ее в процветающую, комфортную для жизни страну. В 2009 г. в своем послании Федеральному Собранию Президент Д.А. Медведев поставил задачу поднять Россию на новую, более высокую ступень цивилизации посредством всесторонней модернизации страны. Понятно, что для осуществления столь масштабного прогресса необходим и соответствующий человеческий потенциал.

Об индексе развития человеческого потенциала.  В последнее время понятие о человеческом потенциале получило широкое распространение. Его используют в политических документах, в научной и массовой литературе, в СМИ. В совокупности с природными ресурсами человеческий потенциал определяет национальное богатство каждой страны, причем в подавляющем большинстве стран мира человеческий фактор по значению намного превосходит природный. Это относится и к России, несмотря на то, что по доле природного фактора в национальном богатстве (40%) ей принадлежит едва ли не первое место в мире. Понятно, что если наша страна хочет участвовать в системе мировых взаимосвязей, то ее человеческий потенциал на всех трех направлениях должен соответствовать мировым стандартам. Чтобы определить так ли это, лучше всего воспользоваться таким количественным критерием как индекс развития человеческого потенциала (ИРЧП). Он был разработан в рамках Программы развития ООН и с 1990 г. публикуется в ежегодных «Докладах о развитии человеческого потенциала».

Рейтинги всех стран мира по ИРЧП, рассчитываемые экспертами ООН, уже прочно вошли в практику международных сопоставлений. При этом долгое время все страны подразделялись на три группы: с высоким ИРЧП (от 0,8 до 1 балла), со средним ИРЧП (от 0,5 до 0,8 балла) и низким ИРЧП (менее 0,5 балла). В группу государств с высоким ИРЧП в 1990 г. вошли 63 страны, со средним – тоже 63, а с низким 0 49. В дальнейшем состав этих групп изменялся, главным образом за счет уменьшения третьей группы. Так продолжалось до 2007 г., когда была введена новая, четырехчленная группировка с выделением стран с очень высоким, высоким, средним и низким ИРЧП [5,с.171-174]; ныне в каждую из них входят по 42 страны. Одновременно был несколько изменен и подход к расчету баллов ИРЧП.

Теперь о месте России в этом рейтинге. Его можно продемонстрировать с помощью следующих данных. В 1990 г. показатель ИРЧП в России составлял 0,692. В 1995 г. под влиянием социально-экономического кризиса он понизился до 0,644, но в дальнейшем снова стал возрастать (до 0,662 в 2000 г., 0,693 в 2005 г. и 0,716 в 2010 г.). В результате в настоящее время она входит в группу стран с высоким ИРЧП, но тем не менее занимает в их общем рейтинге только 65-е место  (в одной «компании» с Перу, Албанией и Казахстаном), позади не только экономически развитых, но и некоторых развивающихся стран и стран Центрально-Восточной Европы. Для государства, претендующего на роль великой державы, престижным это место никак не назовешь. Оно свидетельствует о значительном отставании России в деле формирования своего человеческого потенциала.

Для более глубокого и всестороннего изучения этого вопроса необходимо учитывать, что ИРЧП представляет собой комплексный показатель, который рассчитывается  по трем главным компонентам  (рис. 1). Первый из них характеризует долголетие и здоровье, второй – уровень знаний и состояние образования, а третий – уровень (качество) жизни. Эксперты ООН отмечают, что на всех этих трех направлениях в последние десятилетия наблюдается определенный прогресс, хотя при значительной вариативности положения отдельных стран. Тем более интересно рассмотреть такую вариативность на примере России.

Долголетие и здоровье. Этот компонент ООН  ставит на первое место, поскольку именно его считают сердцевиной качества жизни, основой деятельности каждого человека, да и всего общества. Именно здоровье нации играет главную роль в ее развитии и определяет качество ее человеческого потенциала.

Если начать с первого субкомпонента – долголетия, то для его характеристики обычно используют показатель предстоящей продолжительности жизни (ППЖ) или, точнее, ожидаемой продолжительности предстоящей жизни при рождении. Общемировая тенденция заключается в постоянном повышении этого показателя, который для всего мира в 1970-2010 гг. увеличился на 10 лет. По темпам такого роста впереди развивающиеся, но по достигнутому уровню – высокоразвитые страны. Статистика ООН свидетельствует о том, что в 2010 г. в 21 высокоразвитой стране мира показатель ППЖ превысил 80 лет, а в Японии достиг 83 лет. Все они, естественно, входят в первую группу стран с очень высоким ИРЧП [6,с.143]. Характерно и то, что в странах первой группы ППЖ у женщин выше, чем у мужчин, но этот перевес обычно составляет не более 2-5 лет.

На этом фоне показатели России не могут не вызвать чувства тревоги. После распада СССР и резкого ухудшения социально-экономических условий понижательный тренд приобрела и продолжительность предстоящей жизни (табл.1).

Таблица 1

 

Продолжительность предстоящей жизни в России в 1992-2009 гг. (число лет)  [20.c.85]

Годы Все население Мужчины Женщины
1992 67,8 61,9 73,7
1995 64,5 58,1 71,6
2000 65,3 59,0 72,3
2001 65,2 58,9 72,2
2002 65,0 58,7 71,9
2003 64,9 58,6 71,8
2004 65,3 58,9 72,3
2005 65,3 58,9 72,4
2006 66,6 60,4 73,2
2007 67,5 61,4 73,9
2008 67,9 61,8 74,2
2009 68,7 62,8 74,7

 

 

Россия в мировом рейтинге оказалась только на 104 месте (на уровне Украины и Молдовы), намного уступая всем высокоразвитым и многим развивающимся странам. Одновременно огромной проблемой стал отчетливый процесс депопуляции, когда в 1992-2010 гг. естественная убыль населения в стране достигла почти 8 млн. человек [20,c.84]. В результате за этот период времени в мировой табели стран по численности населения она отошла с 6 на 9 место, пропустив вперед Пакистан, Бангладеш и Нигерию, Только благодаря активизации государственной демографической политики удалось добиться того, что в 2010 г. естественная убыль населения сошла на нет, показатель ППЖ, как уже было отмечено, тоже стал возрастать.

Но из таблицы вытекает также, что для России характерен огромный разрыв в ожидаемой продолжительности жизни мужчин и женщин, составляющий почти 12 лет – такого разрыва нет больше ни в одной стране мира! При этом показатель ожидаемой продолжительности жизни женщин в общем не вызывает особенно большой тревоги. Да, он на несколько лет меньше, чем в странах Западной  Европы и США, но примерно равен показателям других стран СНГ, Китая, Бразилии. Что же касается показателя для мужчин, то здесь состояние дел вполне можно охарактеризовать как национальную трагедию. Достаточно сказать, что по показателю ожидаемой продолжительности жизни мужчин Россия находится на уровне таких  относительно слаборазвитых стран как Киргизия, Монголия, Йемен, Лаос, Боливия [17,c.102-107]. Этот показатель ниже не только среднемирового (66,1), но и показателя развивающихся стран (64,6). В результате по степени вероятности достижения мужчинами возраста 65 лет Россия находится только на 146-м месте в мире [10,c. 9].

Второй субкомпонент этого компонента ИРЧП – здоровье, которое, как вполне понятно, напрямую связано с состоянием здравоохранения. Судя по некоторым показателям, России в этой сфере принадлежит одно из передовых мест. Так, по численности врачей (более 700 тыс.) и по числу больничных коек из расчета на 100 тыс. человек (970) Россия входит в первую пятерку стран мира, намного опережая большинство самых высокоразвитых стран [21,c.143]. И тем не менее по целому ряду показателей она отстает от передовых стран. В первую очередь это относится к доле затрат на здравоохранение в ВВП, которая составляет немногим более 5%, что в 1,5-2 раза меньше, чем во всех странах зарубежной Европы, и в три раза меньше, чем  в США [21,c.130]. Весьма неблагоприятны в России и многие показатели воспроизводства населения: например, коэффициенты общей (14,8), детской (10,8) и младенческой (8,5) смертности из расчета на 1000 человек до сих пор остаются одними из самых высоких в Европе.[1] Да и болезней, конечно, не становится меньше. Официальная статистика показывает, что за период с 1990 по 2008 г. заболеваемость граждан страны выросла почти в 1,5 раза. По числу случаев заболевания гепатитом Россия занимает первое, а туберкулезом – одно из первых мест в Европе. Что же касается новых зарегистрированных случаев заболевания СПИДом  (44 тыс. человек в 2008 г.), то здесь она уступает, пожалуй, только странам тропической Африки [21,c.145-147].

Повышенная смертность мужчин в России, влияющая на продолжительность их жизни, тоже имеет свое объяснение. Здесь, по-видимому, можно выделить несколько главных причин. Во-первых, это злоупотребление спиртными напитками. Судя по официальной статистике,  в России на душу населения приходится 9,7 л абсолютного алкоголя [21.c.127], что не делает ее рекордсменом, хотя и приближает к лидирующей группе. В СМИ же, со ссылкой на Всемирную организацию здравоохранения (ВОЗ) обычно фигурирует другая цифра – 18 л чистого алкоголя на душу, что является мировым рекордом (при допустимом пределе в 8 л). Кроме того, считается, что в России больны алкоголизмом по меньшей мере 3,5 млн. человек, ежегодные людские потери от пьянства составляют 500-600 тыс., а это более ¼ всех смертей. По данным той же ВОЗ по причине потребления алкоголя из 100 юношей, заканчивающих среднюю школу, до пенсии доживут лишь 40 (тогда как в Англии – 90). Во-вторых, это распространение наркомании. Общее число наркозависимых в России ныне достигает 2-2,5 млн. человек. По данным Федерального агентства по контролю за оборотом наркотиков от их употребления ежегодно умирает 30 тыс. человек (плюс 15 тыс. от СПИДа, сопровождающего наркоманов), а 80 тыс., среди которых преобладают мужчины, становятся наркоманами. В-третьих, это курение. Современная Россия – одна из самых курящих стран мира, в которой курят 39% всех жителей (60% мужчин и 22% женщин). На лечение болезней, связанных с курением, из бюджета ежегодно тратится 300 млрд. рублей. В-четвертых, это преступления и наказания. Из 1,2 млн. преступлений, совершенных в России в 2009 г., более 1 млн. приходится на мужчин [20,c.163], которые в случае ареста и заключения выбывают из активной общественной жизни. В-пятых, это дорожно-транспортные происшествия (также зачастую связанные с употреблением алкоголя), которые в 2009 г. привели к гибели 30 тыс. человек [21,c.149].2 К этому перечню можно добавить и повышенный производственный травматизм среди мужчин.

Чтобы оптимально решить проблему долголетия и здоровья и поднять свой рейтинг в этом компоненте ИРЧП, России, видимо, следует продолжить реформирование системы здравоохранения. Достаточно сказать, что в 2011-2012 гг. расходы на здравоохранение намечено увеличить до 460 млрд. руб. Эти средства пойдут на приведение в порядок лечебных учреждений, на обеспечение высоких стандартов оказания медицинской помощи, на развитие отечественной фармацевтической промышленности. Принят ряд мер, направленных на поддержание российских женщин как хранительниц человеческого генофонда, включая учреждение материнских пособий по беременности и родам. Надо полагать, что после обращения Президента Д.А. Медведева к Федеральному Собранию в ноябре 2010 г., где он сказал, что «главный путь преодоления демографического кризиса заключается в радикальном увеличении количества семей с тремя и более детьми» [19], в демографической политике России также произойдут изменения.3 Но, судя по всему, на решение этих вопросов уйдет достаточно много времени.

         Достойный уровень жизни. Это второй компонент интегрального показателя ИРЧП, отражающий уровень благосостояния, материальной обеспеченности людей. О нем обычно судят по валовому национальному доходу (ВНД) на душу населения, исчисленному по паритету покупательной способности (ППС) в долларах США (рис.1). В экономически высокоразвитых странах, вступивших на путь постиндустриального развития, с «благополучной» экономикой, этот  показатель обычно составляет 30-40, а то и 40-50 тыс. долларов и даже более. То же относится и к странам-нефтеэкспортерам. В странах с переходной экономикой он, как правило, заметно более низкий, и Россия не составляет здесь исключение. Хотя ее показатель душевого ВНД с началом ХХI в. приобрел тенденцию к постоянному возрастанию, все же в 2010 г. он составил только 15,3 тыс. долл., что сравнимо с показателями таких стран как Литва и Аргентина. А в мировом рейтинге Россия занимает отнюдь не передовое 51 место [5,c.114].

Оперируя с показателем среднего душевого дохода, нужно учитывать один его крупный недостаток. Сами эксперты ООН обращают внимание на то, что средний доход дает лишь приблизительное (усредненное) представление о том как общество в целом распоряжается своими ресурсами. Приблизительное – потому, что в этом обществе всегда есть социально-экономические, гендерные и другие различия, которые как раз в России, где существует тонкая прослойка олигархов, слой крупных, средних и мелких бизнесменов, госслужащих, т.н. бюджетников, особенно велики. Об огромной степени социально-экономического расслоения в нашей стране можно судить по двум главным показателям – децильному коэффициенту и коэффициенту Джини.

Децильный коэффициент позволяет сравнить доходы 10% самых бедных и самых богатых граждан страны. Согласно источникам ООН, 10% беднейших россиян получают лишь 2,6% общего дохода, тогда как 10% богатейших – 28,4% [2,c.196] или  в 11 раз больше.4 Коэффициент Джини – это индекс концентрации доходов, характеризующий степень отклонения линии фактического распределения объема доходов населения от линии их равномерного распределения. При этом чем выше значение данного коэффициента, тем более неравномерно распределение доходов в обществе. В большинстве стран Европы он колеблется в пределах от 25 до  35, а в России достигает 42 [21,c.109].

Одним из индикаторов уровня жизни населения может служить и уровень заработной платы, но различия в ней тоже очень велики. Показатель средней заработной платы в России в 2009 г. составил 18,8 тыс. руб. (в 2010 г. он возрос до 20 тыс.) казалось бы не должен вызывать особой тревоги. Но в том-то и дело, что труд людей разных профессий оценивается далеко не одинаково. Например, средняя зарплата нефтяника, шахтера, банковского служащего достигает 41-42 тыс. руб., а текстильщика или работника сельского хозяйства не достигает и до 10 тыс. руб. [21,c.119-121]. Вполне обеспеченными могут считаться госслужащие, получающие в среднем 52,6 тыс. руб. в месяц и народные избранники (130 тыс. руб.). На другом полюсе находятся малообеспеченные граждане, довольствующиеся минимальным размером оплаты труда (4,3 тыс. руб.), неработающие пенсионеры, которым только к середине 2011 г. обещают увеличить размер пенсии до 11 тыс. руб. Вот и получается, что нижний уровень зарплаты в России уступает среднеевропейскому в 5-7 раз, а американскому в 10 раз [4.c156]. Да и различия в зарплате между более богатыми и малоимущими, которые в Германии, например, не превышают 2,2 раза, в России могут достигать и 25 раз. Особенно с учетом того, что в коммерческой сфере зарплата, как правило, значительно выше, чем в бюджетной.

Для характеристики уровня жизни во всем мире  используется еще один, может быть, самый наглядный показатель, а именно доля людей, которые живут за чертой бедности. Если следовать международной шкале уровня бедности5, то Россия выглядит вполне благополучно: и в первую и во вторую градации попадают менее чем по 2% людей. [21,c.111] Но у нас, как и во многих других странах, есть своя, отечественная шкала бедности, учитывающая некоторые национальные особенности. Согласно ей удельный вес населения, находящегося за чертой бедности, в 1999 г. составлял 29,9%, а в 2009 г. снизился до 13,1% [21,c.111], но и это эквивалентно 18 млн. человек. Кроме подобных официальных данных наши СМИ публикуют многочисленные результаты социологических опросов, согласно которым в бедности и нищете живет от 40 до 70% населения страны. Из тех же источников известно, что каждый третий россиянин до сих пор обитает в развалюхе без центрального отопления, водопровода и канализации. Конечно, это относится в первую очередь к т.н. российской глубинке. И тем не менее нельзя было без обиды воспринимать интервью «гражданина мира» Д. Хворостовского, который в декабре 2010 года побывал на Дальнем Востоке, где по его словам «уровень жизни – материальный, интеллектуальный, культурный – удивительно низкий» [8].

Нет никаких сомнений в том, что с наступлением XXI века показатели уровня жизни в России приобрели отчетливую положительную динамику, а годовой доход россиян заметно вырос, хотя кризис 2008-2009 гг. снова замедлил это продвижение вперед. Безусловно, что руководство страны предпринимает немало усилий для повышения этого уровня. Увеличиваются бюджетные расходы на зарплату, пенсии, пособия, МРОТ. Продолжается борьба с коррупцией и криминалом, началось сокращение контингента  чиновников, повышение цен на водку. Но наряду с этим многие реально необходимые меры по уменьшению уровня социально-экономического неравенства в стране так и не были проведены. Например, не произошло изъятия природной ренты у олигархов, не была введена прогрессивная шкала налогов на богатых предпринимателей (как это сделали многие страны Запада), не был отменен налог на малоимущих, не была реформирована система распределения финансовых ресурсов, при которой богатые становятся еще богаче, а бедные (и «новые бедные») продолжают оставаться в аутсайдерах. Вот почему многие читатели приходят к выводу о том, что у нас есть две России: одна – которую мы видим на экранах телевизоров, а другая – в которой мы реально существуем.

Знание и образование. Это третий компонент интегрального показателя ИРЧП, отражающий уровень духовного и интеллектуального развития общества. Эксперты ООН отмечают, что образование дает людям силу продвигать свои интересы и сопротивляться эксплуатации. Образованные люди лучше знают как избежать рисков для здоровья, как жить дольше и более комфортно. Они также, как правило, больше  зарабатывают и имеют лучшую работу [6,c.36]. Для определения уровня знаний и образования эксперты ООН используют разные показатели, которые в большинстве своем у России достаточно высокие (табл.2).

 

Таблица 2

Показатели уровня грамотности и доступа к образованию в России [6.c.193]

Показатели Годы %
Уровень грамотности взрослого населения ¹ 2005-2008 99,5
Коэффициент охвата начальным образованием 2001-2009 96,8
Коэффициент охвата средним образованием 2001-2009 84,0
Коэффициент охвата высшим образованием ² 2001-2009 75,0
¹ старше  15 лет

² население старшего школьного возраста

 

К данным таблицы 2 можно еще добавить некоторые гендерные показатели, также предоставляемые ООН и свидетельствующие о полном равенстве полов в этой сфере. Так, общий показатель охвата начальным образованием и мужчин и женщин составляет (округленно) 97%. Общий показатель охвата средним образованием составляет 96% для мужчин и 94% для женщин, а доля неграмотных в первом случае 0,3 и во втором 0,6% [17,c.105].

Однако особое значение эксперты ООН придают показателю продолжительности обучения. Под средней продолжительностью обучения они понимают среднее количество лет образования, получаемого лицами в возрасте 25 лет и старше в течение жизни. А под ожидаемой продолжительностью обучения – количество лет образования, которое, как ожидается, может получить ребенок, достигший официально установленного возраста для поступления в школу. Издания ООН дают ответ на вопрос о том как выглядят эти показатели в России, которые оказываются не самыми высокими [17,c.141]. И удивляться здесь совершенно нечему, поскольку Россия со своей 11-летней средней школой отстает от большинства стран мира6. В конечном счете по уровню образования Россия занимает в мировом рейтинге более высокое место, чем по  долголетию и здоровью. А также по уровню жизни. Можно утверждать, что только благодаря уровню образования она попадает в группу стран не со средним, а с высоким ИРЧП. Наверное, здесь сыграли свою роль и меры государства, которые известны: это и постоянное совершенствование закона «Об образовании», и нацпроект «Образование», национальная образовательная инициатива «Наша новая школа», и некоторые другие начинания. И тем не менее эйфория по данному поводу была бы совершенно неуместной хотя бы уже потому, что рейтинг отечественного образования в советскую эпоху был значительно более высоким, чем теперь. Советская систем образования признавалась одной из лучших в мире. А современная подвергается постоянной и нелицеприятной критике. В том числе и потому, что она не обеспечивает достаточного уровня человеческого потенциала.

В своих выступлениях Президент Д.А.Медведев уже не раз констатировал снижение уровня отечественного образования, его девальвацию, которая проявляется в количественных и качественных показателях. Количественный критерий в средней и высшей школе диаметрально противоположны. В средней школе демографический спад привел к тому, что с 2000 года количество учащихся уменьшилось на 34%, а учителей – на 33%. В высшей школе открыто говорят о перепроизводстве студентов7 и в 2011-2015 гг. предполагается их сокращение примерно вдвое. Что касается качественных показателей, то достаточно сослаться на результаты ЕГЭ 2009 и 2010 гг. или же высказывание министра образования и науки А.А.Фурсенко, по мнению которого «из тысячи с лишним государственных и частных вузов всего около ста дают по-настоящему качественное образование» [9]. Он же отмечает, что Россия перестала завоевывать высокие места на международных олимпиадах, даже по математике. Вот почему если в российском обществе и ведутся споры по поводу состояния отечественного образования, то только между теми, кто называет его стагнацией и теми, кто диагностирует в нем состояние глубокого кризиса.

Причины девальвации образования в России. Естественно, что многие из тех, кто критически оценивает состояние отечественного образования, пытаются как-то объяснить причины его регресса. Но при этом главное внимание большинство критиков обращает на те причины, которые, что называется, лежат на поверхности. Во-первых, на недостаточное (остаточное) финансирование образовательной сферы. В самом деле, Россия тратит на нее 3,8% своего ВВП, а это меньше чем в Греции, Сингапуре и многих других странах. По данным СМИ расходы на образование одного студента в относительных показателях у нас в 1,8-3 раза меньше, чем в высокоразвитых странах, а в абсолютных показателях – в 7-9 раз меньше. Мы намного уступаем ведущим странам по уровню оплаты труда школьных учителей, средняя зарплата которых составляет 13 тыс. руб., т.е. отстает от средней для всех занятых [20.c.121]. К тому же федеральные расходы на образование в 2012-2013 гг. намечается увеличить всего на 1%. Во-вторых, на некритические заимствования западного образовательного опыта (ЕГЭ, двухуровневое высшее образование).8

Представляется, что эти и подобные им причины несомненно нужно учитывать. Но главные причины трудностей в нашем образовании связаны все-таки не столько с ними, сколько с незавершенностью тех социально-политических преобразований, которые происходили в нашей стране в течение двух постсоветских десятилетий. В массе своей мы как-то еще не до конца осознали, что за это время в России произошел переход от одного общественного устройства к другому, причем этот длительный и болезненный процесс еще далеко не завершен, так что гражданское общество, правовое государство находятся еще в стадии формирования, становления. Но тем не менее сплачивавшую страну национальную идею мы умудрились  утерять. Отсюда и некоторая растерянность, дезорганизация, ностальгия по былому величию, мечта о «твердой линии».

В еще большей мере все это относится к экономическим реформам нашего времени, которые, кстати, подвергаются критике со стороны таких видных ученых-экономистов, как академики В.И.Абалкин, Д.С.Львов, О.Т.Богомолов, да и некоторых других. Действительно, переход к рыночной экономике оказался для России особенно болезненным, даже мучительным. Наверное, еще и потому, что мы взяли за образец либеральную американскую модель этой экономики, которая прямо-таки обожествляет всесилие рынка и умаляет регулирующую роль государства. В результате России пришлось пройти через такие испытания как системный кризис 90-х годов, отбросивший ее экономику далеко назад, как дефолт 1998 г., как еще один кризис 2008-2009 гг., привнесенный в страну извне, но затронувший ее сильнее, чем ведущие государства западного мира. Кстати, чтобы ликвидировать бюджетный дефицит, возникший в результате этого кризиса, правительство снова стало распродавать государственную собственность.

В итоге мы получили диковатый, нецивилизованный рынок – слабый в финансовом отношении, разъедаемый коррупцией, отличающийся отраслевым и региональным монополизмом, низкой мотивацией, культурой и производительностью труда, относительно высокой инфляцией и, главное, крайне низкой конкурентоспособностью. Достаточно сказать, что по данным Всемирного экономического форума (ВЭФ) в 2007-2008 годах по этому важнейшему показателю рыночной экономики Россия занимала только 58-е место в мире; есть данные о том, что после кризиса в  2010 г. она откатилась на 146-е место (из 180 возможных). Некоторые экономисты также считают, что мы построили у себя клановый капитализм, основанный на сращивании власти и бизнеса, которое блокирует нормальную рыночную конкуренцию [13,c.298]. А либеральные установки возвеличивают роль этого рынка, распространяя его воздействие не только на экономику, но и на социальную сферу. В этих условиях ни по одному из показателей ИРЧП, включая образование, Россия не могла продемонстрировать лучших результатов, чем те, которые мы имеем.

Но и это еще не все. Никак нельзя недоучитывать того, что переход к рынку и обществу потребления совершенно изменили  менталитет россиян. На смену коллективисткой морали пришла мораль частного собственника, когда смыслом жизни становится не интересная творческая работа, а карьера и обогащение, когда в качестве своего рода новой национальной идеи начинает выступать культ денег, власть золотого тельца. Одновременно происходит заметное снижение общего уровня культуры и нравственности, о чем тоже уже приходилось писать [15]. Анализируя причины этой тенденции, многие авторы связывают ее со все возрастающим воздействием на российское общество печатных СМИ, телевидения, радио, кино, современной музыки, которые придают нашей массовой культуре все более развлекающий и ублажающий характер, а в новостных известиях, напротив, концентрируют внимание на отрицательных сторонах нашей действительности. Еще в конце 2008 г. Президиум Российской академии образования принял специальное Обращение к руководству страны по этому поводу, в котором прямо говорилось о происходящем духовном перерождении нации, в чем в значительной мере повинны СМИ и в первую очередь – наши федеральные телеканалы, «многие из которых превращаются в помойку глобального медиапространства» и занимаются тем, что покупают и клонируют в пагубных количествах «телепрограммы с задворков и глухих тупиков западного телевидения» [7,c.3]9.

Наверное, в такой резкой оценке есть некоторый перебор, поскольку в памяти каждого из нас немало прекрасных, умных телепередач, пробуждающих отнюдь не низменные, а, напротив, самые возвышенные чувства. Среди них и большая серия передач, посвященных тем, кого уже нет в этом мире. Но в целом приведенная выше критическая характеристика безусловно оправдана. Количество примитивных по содержанию, вульгарных по форме передач все еще очень велико. А когда вдруг нападаешь на некоторые откровенно пошловатые юмористические программы и видишь регочущую от плоских шуток публику, невольно думается о том, что мы вернулись к временам Древнего Рима, когда плебс требовал хлеба и зрелищ. Впрочем, об этом уже писал крупный российский культуролог академик РАО  А.С. Запесоцкий, по мнению которого в России формируется самобытный  тип культуры, не имеющий прямых современных аналогов за рубежом, наиболее близким аналогом которого является  Древний Рим эпохи деградации и упадка. А писатель Даниил Гранин, которого можно назвать духовным наследником академика Д.С. Лихачева, написал о том, что в нынешнем человеке мы, очевидно, имеем дело с принципиально другим отношением к культуре и совести. И, конечно, сошлюсь на такой моральный авторитет, каковым в Росси является Патриарх Кирилл. Он пришел к выводу, что «мы живем в эпоху, когда фундаментальные, нравственный устои человеческого общежития оказались подвержены коррозии» и что «мы имеем дело с проблемой прогрессирующей нравственной деградации общества» [1,c.4].

Нет никакого сомнения в том, что все, сказанное выше, в наибольшей мере воплотилось в субкультуре «новых русских», проповедующей потребительское отношение к жизни, этику материального успеха и всесилия денег, прагматизм на грани цинизма, да еще все это с пиарно-гламурным оттенком, культивируемым нашим шоу-бизнесом. Русские дореволюционные  промышленники и купцы, такие как братья Третьяковы, Савва Мамонтов, Савва Морозов, Алексей Бахрушин прославились своим меценатством и благотворительностью, а наши нувориши, получившие свои капиталы в начале 1990-х годов за счет фактического ограбления государственной собственности, вызывают насмешки всей Европы и неприязнь сограждан своим беспредельным мотовством. Ведь и бедные россияне читают о том, что Роман Абрамович заплатил за две своих яхты 350 млн. долл., а Максим Галкин построил себе средневековый замок в деревушке Грязь. К большому сожалению, эта субкультура нашей элиты – благодаря популяризации ее в СМИ – глубоко внедрилась и в молодежную среду, для некоторой части которой идеалом современной «сладкой жизни» стали машины с мигалкой и охраной, деньги, власть и возможность всегда от всего откупиться. В результате в стране выросло молодое поколение, сильно отличающееся от того, которое она  имела еще два-три десятилетия назад. Делая такой вывод, вице-президент РАО Д.И.Фельдштейн дает этому явлению глубокое психолого-педагогическое обоснование, объясняя его тем, что раньше ребенок развивался в основном в условиях малого или определенного конкретного социума – семьи, ближайшего окружения, дворовых компаний, пионерской, комсомольской организаций, но всегда при четкой привязанности к конкретному взрослому. Сегодня же он поставлен в принципиально новую ситуацию разорванных связей, когда уже с дошкольного, младшего школьного возраста находится в огромном развернутом социальном пространстве, представленным реальным миром его жизнедеятельности и формируемым средствами информации (прежде всего телевидением и компьютером), виртуальным миром…» [22, c.7].

Вполне понятно, что все сказанное выше имеет отношение и к учащейся молодежи. «Позвольте мне сказать без протокола чему нас учит семья и школа» — написал когда-то Владимир Высоцкий. Если уж действительно без протокола, то почему не признать, что роль семьи, как низовой ячейки общества, теперь совсем не такая, как в прежние времена. Достаточно сказать, что сегодня в России треть детей рождается в неполных семьях или что временный союз с бойфрендом тоже полноценной семьей не назовешь. Школа? Как не вспомнить о том, что после начала демонстрации по первому каналу ТВ полускандального сериала «Школа» известный журналист Виталий Третьяков написал  в газете «Известия»: «Если это правда, то пора отнести букет скромных цветов на могилу нашего среднего образования». Но даже если это полуправда, состояние обучения и воспитания, взаимоотношения в школьном коллективе не могут не вызвать тревоги. Увы, наша учащаяся молодежь пока не осознала, что живет в эпоху, когда именно прочные знания стали высочайшей ценностью, от которой в наибольшей степени зависит та самая карьера, к которой она так стремится. Это в еще большей мере относится к студенческой молодежи, значительная часть которой учится формально – не ради знаний, а ради диплома, необходимого для той же карьеры, не понимая, что люди с троечными знаниями работодателей не заинтересуют. Да и вузы такая молодежь выбирает самые «карьерные». И это не говоря уже о глубоком социальном расслоении в студенческой среде, которая делится на бюджетников и «платников». В конечном счете российское образование пока не справляется с задачей формирования необходимого стране человеческого потенциала».

 Модернизация образования в России. Общий стратегический курс на модернизацию в нашей стране, естественно не мог не затронуть и такую сферу как образование. При этом речь идет фактически о пересмотре всех составных частей этой сферы – ее целей, принципов, содержания, критериев оценки качества обучения и  т.п.

В средней школе модернизация нашла выражение прежде всего в поэтапном переходе на новые стандарты, которые сначала были подготовлены для начальной, затем для неполной средней школы, а в конце 2010 года Минобрнауки разместило на своем сайте проект Федерального государственного образовательного стандарта среднего (полного) образования второго поколения (ФГОС-2), предназначенный для широкого обсуждения [23]. Это обширный, тщательно разработанный документ, который по мнению соруководителя проекта члена-корреспондента РАО А.М.Кондакова, имеет характер «социальной конвенциональной нормы, общественного договора между личностью, семьей, обществом и государством [11,c.19]. Судя по проекту Стандарта, отныне главной целью средней школы становится духовно-нравственное развитие молодого поколения, формирование личности, приобщенной к ценностям мировой науки и культуры, к инновационному мышлению, умеющей самостоятельно добывать знания и ориентироваться в огромном потоке информации, способной к личностному и профессиональному росту в течение всей жизни и обладающей высокими моральными качествами.

Вот почему в основу нового Стандарта была положена идея социологизации подрастающего поколения, т.е. формирования не только системы знаний, но и системы жизненных ценностей и приоритетов. По словам Патриарха Кирилла «школьное образование призвано не только обеспечивать трансляцию научных знаний и представлений новым поколениям, но и формировать ценностные идеалы и ориентиры, утверждать в сознании и душах учеников базовые мировоззренческие понятия с учетом нашего исторического опыта и отечественной культурной традиции, складывавшейся на протяжении многих веков» [1,c.4]. С этой целью была специально разработана концепция духовно-нравственного воспитания, в которой сформулированы задачи социализации обучения, раскрывающие систему базовых национальных ценностей и национального воспитательного идеала [3]. Видимо не будет ошибочным утверждение о том, что в наши дни в России особое значение приобретают два направления воспитательной работы с молодежью.

Во-первых, это военно-патриотическое воспитание, о необходимости улучшения которого Президент Д.А.Медведев говорил в своем последнем Послании Федеральному Собранию [19,c.9]. Похоже, что современное молодое поколение о Великой Отечественной войне знает довольно мало. А когда дело доходит до призыва в армию, очень многие юноши прилагают все силы к тому, чтобы его избежать.10 В СМИ уже началась популяризация военно-патриотических компьютерных игр. Но этого мало. Молодежь должна заботиться о военных захоронениях и мемориалах, вести поисковую работу на местах сражений, помогать ветеранам. И лучше знать книги и фильмы о Великой Отечественной войне.

Во-вторых, это мультикультурное воспитание, направленное на укрепление целостности России, поддержание межэтнического и межконфессионального мира и согласия. Участившиеся в последнее время проявления агрессивной ксенофобии и национализма – как со стороны «русского фашизма», так и национальных диаспор – представляют большую опасность для целостности России, причем не секрет, что главной действующей силой в таких конфликтах выступает молодежь. А разрешаются они в подавляющем большинстве случаев отнюдь не воспитательными, а чисто силовыми мерами. Вот почему воспитание толерантности, терпимости начиная с раннего детского возраста, становится одной из главных задач средней школы. В этом смысле недавно выдвинутая идея российской нации и российского патриотизма может оказаться весьма плодотворной. Большое участие в формировании в стране атмосферы мира и согласия принимает Церковь. В этом плане очень важно, что в 2010 г. во многих регионах в экспериментальном порядке был введен курс «Основы религиозных культур и светской этики».

Не менее революционные преобразования осуществляются и в высшей школе России, которая тоже переходит на новые федеральные государственные стандарты, которые включают систему общих требований к содержанию, технологиям, структуре, условиям образовательного процесса. Ныне все вузы страны готовятся к переходу с 1 сентября 2011 года на двухуровневое образование и заняты разработкой новых учебных планов и основных образовательных программ высшего профессионального образования, но одновременно готовятся и к сокращению числа вузов. К сожалению, вопрос о развитии профтехобразования и бизнес-образования при этой реформе почти не поднимается, а жаль. Сошлюсь на последнюю монографию акад. РАО А.П. Лиферова, который давно занимается этими вопросами. Он справедливо отмечает, что российские бизнес-школы в своем большинстве не способны эффективно отозваться на данный вызов времени, а ведущие западные бизнес-школы не проявляют активности в нашей стране, в отличие от других быстро растущих экономик – таких как Китай, Индия, Сингапур [12,c.27-28]. И российской бизнес-элите не мешало бы сделать из всего этого практические выводы.

Конечно, в связи с модернизацией образования возникают и некоторые другие актуальные вопросы. К ним относится вопрос о переподготовке учителей. Нельзя не согласиться с министром  А.А.Фурсенко, по мнению которого «сегодня миссия учителя принципиально иная по сравнению с тем, что была еще двадцать лет назад» [9]. Конкретизацию этого тезиса мы находим в публикациях многих деятелей РАО. Так член-корр. РАО А.М.Кондаков подробно пишет о портрете современного учителя, который с появлением новых образовательных технологий должен развивать творческий потенциал учащихся как единственно возможную альтернативу фактологически-начетническому  стилю обучения [11,c.22]. Член-корр. РАО А.Я.Данилюк обращает внимание на то, что наша система педагогического образования продолжает готовить учителей-предметников, носителей классического знания, тогда как значение такого учителя в эпоху информационной, научно-технологической революции, стремительного и успешного развития общества, основанного на экономике знаний, значительно уменьшилось [2,c.39]. А ректор МПГУ, академик РАН и РАО, В.Л. Матросов отмечает, что внедрение личностно-ориентированных технологий серьезно изменило методику преподавания, да и всю структуру школьной деятельности, что урок уже перестал быть единственной формой организации образовательного процесса и серьезные акценты делаются на проектную деятельность, самостоятельную внеаудиторную и внешкольную работу [16,c.4].

Конечно, есть и другие подобные вопросы. Но едва ли не главным из них, возникшим с началом перехода на ФГОС-2, стал вопрос о соотношении образования и воспитания. Установка отечественной педагогики всегда исходила из неразрывного единства учебно-воспитательного процесса. Но в последнее время оно действительно было несколько нарушено — отсюда и явный акцент проекта нового Стандарта для старшей школы на вопросы духовно-нравственного воспитания, о чем уже было сказано. Однако нельзя допускать и другого перегиба – усиления воспитательной функции средней школы за счет снижения уровня знаний, считая, что воспитание «главнее». Авторы ФГОС-2 для полной средней школы предлагают оставить в двух старших классах только три обязательных предмета — «Россия в мире», ОБЖ и физкультуру, а из двух десятков остальных  половину изучать выборочно;  тогда учащиеся будут работать с увлечением и без перегрузки. Да и на воспитательную работу останется больше времени. Все что ультрареволюционно, очень заманчиво, и не случайно данный проект вызвал бурные отклики в СМИ и Интернете. Если значительная часть старших школьников и так не ходит на занятия, а готовится к поступлению в вуз дома, с репетирами, по «нужным предметам», то почему не предоставить им такую возможность при обоюдном согласии? Ничем другим нашему образованию все равно уже не поможешь. Иными словами, как написал еще полтора века назад А.К.Толстой: «Коль рубить, так уж с плеча!» Судя по СМИ, эта радикальная новация имеет уже немало сторонников. И тем не менее хотелось бы задать ее авторам несколько вопросов.

Первый из них касается фактического отказа от одного из главных принципов мировой и российской педагогики, заключающегося в том, что преподавание школьных предметов – это и есть главный путь не только обучения, но и воспитания учащихся. Наверное, главную роль в этом процессе каждодневного воспитания «через предметы» должны сыграть предметы общественного цикла – литература, история, география, экономика, право, обществознание. Но и воспитательную роль предметов естественного цикла тоже нельзя недооценивать. Что же касается интегрированных курсов, то опыт введения того же естествознания в нашей школе доказал их полную несостоятельность.

Второй вопрос касается того, что переход  к выборочному изучению предметов в старших классах во многом обесценивает роль фундаментального ядра образования по каждому предмету, созданного авторами ФГОС-2 для неполной средней школы, которое не сможет найти своего логического продолжения в двух старших классах. Следовательно, задуманный системный подход не сможет быть подведен «под крышу».

Третий вопрос связан с новым курсом «Россия в мире», который в самом проекте Стандарта разработан достаточно поверхностно. Опыт такого рода в школе уже есть, поскольку некоторые учебники географии для старших классов имеют небольшой заключительный раздел под таким названием. Но читать большой, синтетический и к тому же обязательный курс «Россия в мире» пока не сможет ни один учитель. Но главное, принципиальное расхождение с нашими радикалами заключается, пожалуй, в разном понимании целевых установок средней школы. Всегда считалось, что ее основная функция – воспитание широко образованных, культурных граждан своей страны. Именно это имел в виду А.В.Луначарский, когда говорил о том, что «единственный предмет изучения собственно говоря, есть человеческая культура». Именно это подразумевал К.А.Тимирязев, которому принадлежит следующая фраза-афоризм: «Надо знать обо всем понемногу и все о немногом», имеющая в виду среднюю и высшую школу. Не могу не сослаться на директора Пушкинского Дома члена-корреспондента РАН Н.Н.Скатова, написавшего о лицеистах пушкинского времени: «Для чего же долгие годы готовились эти юноши, почти мальчики? Ответ может быть только один – ни для чего. Или для всего. Они готовились универсально, энциклопедически, многопредметно – именно для всего. Тогда это понимали». Всегда считалось, что наша средняя школа может и должна давать молодежи профориентацию, а профспециализация – это дело высшей школы. Если этот постулат остается в силе, то наши «младореформаторы» с их выборочным изучением – не правы. Если же в эпоху рыночной экономики, когда главный акцент делается не на общую культуру, а на успешность каждого школьника в будущей самостоятельной жизни, их идеи, возможно, и правомерны. Попутно хотелось бы заметить, что в проекте стандарта для полной средней школы мы встречаемся с еще одним примером заимствования зарубежного образовательного опыта, далеко не всегда применимого для России. В данном случае имеется в виду почти полное копирование структуры Международного бакалавриата, уже давно разработанного в Великобритании, который также предусматривает подразделение предметов на 6 групп (рис.2) и их выборочное изучение. Эта схема нашла применение во многих странах мира, включая Россию, но не в массовой, а в элитарной школе. А по поводу перегрузки старшеклассников не могу не заметить еще раз – этот действительно наболевший вопрос решился бы сам собой, если бы Россия отважилась на введение 12-летнего обучения. До каких пор мы будем плестись в хвосте даже за Молдовой, где школьников учат 12 лет, и за Узбекистаном, где их учат 13 лет?

И последнее замечание, которое касается реакции на событие 11 декабря 2010 г., на Манежной площади Москвы, показавшее какая молодежь за два постсоветских десятилетия выросла (без пионерии и комсомола) уже в новой России. После этого события стали еще больше урезать содержание нового Стандарта полного среднего образования под лозунгом высвобождения времени для воспитательной работы. Словом,  налицо типичный синдром алармизма, вытекающий из непонимания того, что главную причину молодежной вспышки надо искать не столько в школе, сколько во всем обществе, где миллионы граждан, в том числе и молодых,  испытывают чувство унижения из-за отсутствия работы или низкой ее оплаты, из-за нарушения норм социальной справедливости. Разве не в этом заключается главная причина той нравственной деградации общества, о которой говорит Патриарх Кирилл? Разве во всех книгах по экономике не отмечается, что десятикратный разрыв в доходах между самыми богатыми и самыми бедными группами населения является критическим для большинства развитых стран, чреватым открытыми социальными протестами. Вспомните и о том, сколько подростков у нас воспитывается в неблагополучных семьях.

Помнится как много лет назад во время последней передачи Савика Шустера «Свобода слова» на канале НТВ бурно обсуждался вопрос о будущем России, о ее национальной идее и путях выхода из тяжелого экономического и морального положения, в котором она оказалась. Предлагались разные варианты решения этой проблемы, причем большинство видело выход в еще большем приобщении к православию. И только один участник дискуссии, Нобелевский лауреат, академик Виталий Лазаревич Гинзбург твердо стоял на своем, утверждая, что будущее России – в науке и образовании. И ведь он был прав!

 

ЛИТЕРАТУРА

 

  1. Выступление Святейшего Патриарха Кирилла на открытии XYIII Международных Рождественских чтений / Педагогика – 2010 — №3.
  2. Данилюк А.Я. Принципы модернизации педагогического образования / Педагогика – 2010 — №5.
  3. Данилюк А.Я., Кондаков А.М., Тишков В.А. Концепция духовно-нравственного развития и воспитания личности гражданина России. – М. 2009.
  4. Диалог культур и партнерство цивилизаций: становление глобальной культуры. X Международные Лихачевский научные чтения, 13-14 мая 2010 г. СПб. СПбГУП. 2010.
  5. Доклад о развитии человека: 2009. Преодоление барьеров: человеческая мобильность и развитие. – М.: «Весь мир», 2009.
  6. Доклад о развитии человека: 2010. Реальное богатство народов: пути к развитию человека. – М.: «Весь мир», 2010.
  7. Запесоцкий А.С. Влияние СМИ на молодежь как проблема нашей педагогики / Педагогика – 2010 — №3.
  8. «Известия». – 2010 – 10 декабря.
  9. «Известия». – 2010 – 24 декабря.
  10. Клюев Н.Н. Социальное благополучие: портрет России в глобальном интерьере / География, методическая газета. – 2008 № 16.
  11. Кондаков А.М. Федеральный государственный стандарт образования и подготовка учителя / Педагогика – 2010 — № 5.
  12. Лиферов А.П. Корпоративное образование и управление человеческими ресурсами в различных деловых культурах. – М.: Изд. Дом РАО. – 2010.
  13. Лопатников Л.И. От плана к рынку. Очерки новой экономической истории России. – СПб, Норма – 2010.
  14. Максаковский В.П. Российское образование под натиском рынка. / Известия Российской академии образования. – М.: — 2009 — № 3.
  15. Максаковский В.П. На пути к повышению духовно-нравственной культуры. / Известия Российской академии образования. – М. – 2009 — №4.
  16. Матросов В.Л. Новый учитель для новой российской школы. / Педагогика – 2010 — № 5
  17. Народонаселение мира в 2010. ЮНФРА – 2010.
  18. Никандров Н.Д. Светское образование и духовное просвещение: проблемы взаимодействия (выступление на XYIII Международных Рождественских чтениях) / Педагогика – 2010 — № 3.
  19. Послание Президента РФ Д.А.Медведева Федеральному Собранию. [Электронный ресурс]. Режим доступа:http: // cremlin.ru/news/9637.
  20. Россия в цифрах. 2010. Официальное издание. – М.: Росстат – 2010.
  21. Россия и страны мира. 2010. Официальное издание. – М.: Росстат – 2010.
  22. Фельдштейн Д.И. Приоритетные направления психолого-педагогических исследований в условиях значимых изменений ребенка и ситуации его развития. / Известия Российской академии образования – 2010 — № 2.
  23. Федеральный Государственный образовательный стандарт общего образования. Среднее (полное) общее образование. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http: // standart.edu.ru.

Статья опубликована: журнал «Известия Российской академии образования», 2011.

[1] Кроме того, российские СМИ сообщают, что в стране абортами заканчиваются почти 2/3 беременностей. И если бы они разрешались только по медицинским и социальным показателям, то в России ежегодно было бы  на 1 млн. больше детских жизней.

2 По этому показателю Россия лишь немного уступает США, где, кстати, парк легковых автомобилей более чем в 7 раз  превышает российский.

3 И это не говоря уже о  таких новшествах как введение «сухого закона» для водителей, обязательного тестирования школьников и студентов на наркотики, включение Церкви в духовное исцеление наркоманов, устрожение борьбы с курением,  учреждение должности уполномоченного по делам ребенка при Президенте РФ и др.

4  В отличие от международных источников, российские СМИ обычно оценивают данный коэффициент иначе, считая, что разрыв между 10% беднейших и богатейших граждан страны достигает 16 раз, а в Москве даже 40-50 раз.

5 Эта шкала, установленная Всемирным банком, включает две градации: живущих на 1,25 долл. в день и меньше (или в абсолютной нищете) и на 2 долл. в день

6  В настоящее время в 169 странах мира продолжительность общего полного среднего образования составляет 12 лет и более, и в том числе  в 46 странах – 13 лет.

7  Среди молодежи в возрасте от 18 до 23 лет студенты составляют 66%, на 10 тыс. жителей студентов приходится 525. Оба эти показателя относятся к самым высоким в мире.

8  Не буду развивать эту тему, поскольку о ней уже приходилось много писать [14, 15]. Но теперь, когда обе эти  новации стали официально узаконенными, критика их поутихла. Хотя совсем недавно писатель-сатирик Н.Задорнов снова назвал ЕГЭ «большим преступлением».

9  В этом же Обращении приводился такой пример: анализ работы семи телеканалов за один типичный телевизионный день зафиксировал демонстрацию 160 драк, 202 убийств, 6 ограблений, 10 половых актов, 66 сцен распития спиртных напитков, 39 случаев нецензурной брани и 302 – негативных новостей.

10  Слов нет, дедовщина – явление, недостойное нашей армии, позорящее ее. Но разве не намного страшнее было тем, кто во время войны поднимался из окопа на бруствер, чтобы  идти в штыковую атаку? Невольно думается о поколении моей молодости, которое встретило Великую Отечественную войну и в большинстве своем с нее не вернулось. Именно о нем поэт-фронтовик А.Межиров написал: «Полумужчины, полудети, на фронт ушедшие из школ…»

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить


Добавить комментарий